Ну вот и привела тебя тропа к опушке. Видишь эту избу с приветливо горящей свечой на подоконнике? Скорее внутрь! Тебя ждет уют, кушанья и невероятные приключения, главным героем которых станешь ты и только ты! Что ждет тебя впереди, каким будет путь, а, может, ты решишь изменить прошлое? Все здесь, и все возможно. Путешествуй с Доктором в его Тардис, сражайся с Доктором Думом или защищай Нью-Йорк вместе с Мстителями, ведь здесь, в дремучем лесу в стране кошмаров Коралины, все возможно. И даже чуточку больше.



Crossover: the place beyond the pines

Объявление

Дорогие и уважаемые игроки и гости. Произошел вынужденный перезапуск Сосен. Теперь у нас новое название, новая жизнь и найти вы нас можете здесь. Спасибо, что были с Соснами. Перезапуск обещает быть даже лучше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover: the place beyond the pines » Здесь и сейчас » [VI.34ABY] ghost at the end of the tunnel


[VI.34ABY] ghost at the end of the tunnel

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Ghost at the end of the tunnel
http://funkyimg.com/i/26gej.png
http://s2.uploads.ru/h1Kov.jpg

участники:

время и место:

Obi-Wan Kenobi, Finn

госпиталь базы Сопротивления, Ди'Куар, 34 ABY

описание:
История, описанная несколькими словами: "Не дают умереть спокойно!"

+1

2

Сила.
Она является частью тебя, Кеноби, точно так же, как ты являешься частью её. С тех самых пор, когда в бою со своим бывшим учеником решил уйти. Но, не из-за страха или бессилия, скорее от осознания, что на данный момент миссия выполнена. Люк был в безопасности и Вейдер не сможет так просто добраться до него. Он был в безопасности, а значит сможет продолжить свое обучение. Чтобы помочь юному Скайуокеру постичь Силу не обязательно находиться в своей физической оболочке, можно стать призраком, сумевшим жить долгие годы на грани между настоящим и тем, что ждет каждого впереди. В таком существовании есть свои плюсы, но уходя годы назад, ты рассчитывал более не вернуться. Кто бы мог подумать, что у Силы на этот свой взгляд, что совершенно неудивительно, учитывая всю сложность взаимосвязи живого существа с нею на любом из уровней. Ты же прошел дальше многих, ты всегда был близок к Силе, Кеноби.
Сила. Пробуждается.
Эта мысль приходит сразу вместе с каким-то нетипичным желанием вдохнуть свежего воздуха, заставив легкие раскрыться, дышать. Тебе не нужен воздух, Оби-Ван, уже много десятилетий ты не дышишь в прямом смысле слова. Сила вокруг волнуется, она сулит изменения, перемены, которых так давно ждали. До боли знакомое чувство. Как тогда, когда твой последний ученик попросил тебя обучить его путями Силы. Неужели ты еще сможешь что-то сделать, Оби-Ван, и твой путь не закончен? То самое чувство, когда бесконечный океан выходит из своего извечного спокойствия, когда на горизонте появляется новый островок — новая нить судьбы, способная что-то кардинально изменить в Галактике, или остаться в неведении, скрытая от чужих глаз.
FN-2187.
Таких имен не может быть у человека, такие имена будто исключают сам факт принадлежности к человеческим качествам и целям. Так называют машину, оружие, которое не жалко заменить, винтик в механизме, который обязан работать исправно во имя своих господ. Спустя пару секунд видений и чувств приходит иное имя, данное не при рождении, но разве поступок штурмовика уже не говорит о неком перерождении? Не каждый решиться сделать то, что смог сделать Финн. Выбрать. Последнее, несмотря на свою мнимую легкость, всегда было тяжелейшим из возможностей, когда ты должен выбрать, кем быть, как поступить, что делать в той или иной ситуации. Согласен ли пожертвовать одним ради другого; способен ли изменить свою жизнь ради выбора, в отсутствии которого тебя убеждают с самого детства.
Вероятно, все бы было просто идеально, если бы твой новый знакомый не умирал. Вновь череда видений, чужих эмоций, вспышек в Силе, которые приходят запоздало, но зато четко обрисовывают картину происходящего. Ты видишь девушку, видишь Бена Соло, видишь смерть Хана, как и то, при каких обстоятельствах был ранен бывших штурмовик. Видишь световой меч в его руках, а это объясняет слишком многое, чтобы остаться равнодушным. Раз уж буквально вытолкало в реальность, в которой не появлялся уже не первый год, пусть ранее всегда готов был помочь своему ученику советом. Возможно, Оби-Ван, несмотря на свой опыт, ты сам не до конца осознаешь смысл происходящего, но все равно не намерен спокойно наблюдать, как человек перед тобой умирает.
- Финн. - негромко, на мгновение удивившись звучанию собственного голоса, будто успел забыть его, зовешь парня, - Ты должен бороться. Только так ты сможешь выжить — ты должен бороться с недугом. Позволь Силе помочь тебе в этом. - легко сказать тому, который еще время назад понятия не имел ни о каких джедаях, не говоря уже о том, что ему только что явился дух джедая, который должен был лет тридцать быть мертвым. Что же, ты всегда готов был пойти на риск, особенно, если на кону стоит чья-то жизнь. Пусть ты трижды призрак в Силе, а все равно остаешься джедаем, все равно помнишь о своем долге помочь каждому, кто в этом нуждается. Смотря на Финна, сразу замечаешь, насколько помощь ему нужна. Вообще весело пытаться дозваться до подсознания молодого человека, но отнюдь не невозможно. Иначе как еще заставить парня помочь самому себе?

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (Чт, 28 Янв 2016 17:42:56)

+2

3

Финн словно плавал в густом белёсом липком тумане, сотканном из боли и обреченности. Когда он бросился с мечом на Кайло Рена, это не было жестом отчаяния, Финн понимал, что скорее всего умрет и главной задачей бывшего штурмовика стало протянуть как можно дольше, дать Рей уйти подальше от этого безумца. Да, он хотел бы быть сильнее, быть уверенным в том, что девушке ничего не грозит, но он такой, какой есть и использует то, что имеет, чтобы защитить тех, кто ему стал дорог так быстро и навсегда.
Почему он не умер сразу? Возможно, потому, что понимал - сделал не всё. Финн отчаянно искал Рей, звал ее, хотел услышать хотя бы голос девушки, но вместо этого слышал лишь свое хриплое дыхание. Он брел сквозь туман на ощупь, без направления и без смысла, уже не понимая, чего хочет сильнее - найти Рей или прекратить собственные страдания. И пока Финн колебался, боль не кончалась, туман не рассеивался. Никакого света в конце туннеля. Ничего. Нет смысла в смерти, как и в жизни его не было.
И даже не хватало сил разозлиться на себя. Этот туман, казалось, высасывал их все, как и желания, надежды - насухо, опустошая, подменяя все, что было дорого, сухим пеплом безнадёги.
Все, что у Финна оставалось - имена, за которые он цеплялся, как за веревочную лестницу, чтобы продолжать ползти вперед и вверх, пусть и без смысла. Слишком мало Восемьдесят седьмой побыл счастлив при жизни, слишком мало побыл Финном. Жалел ли он об этом? Конечно, жалел! Еще как! Лучше бы уж он совсем не ощутил того, как это прекрасно - просто жить, может быть, тогда умереть было бы проще.
Рей, По, Лея, Хан, даже Биби Эйт - он продолжал звать их даже тогда, когда надежда на ответ стала рассыпаться как трухлявый кусок дерева, выскальзывая между пальцами невесомой пылью.
Но однажды Финн все же дождался ответа.
Это был чужой голос, но Восемьдесят седьмой не почувствовал угрозы. Однако и особой радости тоже. Не этого голоса он ждал, не его хотел услышать.
Сначала он хотел было проскользнуть мимо этого голоса, уйти от него, как-то закрыть уши, не слышать, потому что не понимал, почему и за что должен бороться, как ему поможет Сила, если он даже не достоин этой помощи, он, бывший штурмовик и убийца. Пусть он не убил ни одного повстанца, ни одного жителя той деревни на Джакку, но из-за него погибли люди на Старкиллере - просто люди, пусть и с противоположным мировоззрением и целями. Финн был готов призвать в свидетели что и кого угодно - он никогда не хотел становиться убийцей, пусть его и растили именно для этой цели. Он всегда хотел защищать тех, кто в этом нуждается, не выбирая и не решая, кому жить, а кому умирать. Но, судя по всему, такое невозможно. Тогда стоит ли продолжать цепляться за невозможное?
Финн все же напряг последние силы и спросил:
- Кто ты? Я тебя не знаю.
Хотя, какое это имеет значение? Есть вещи поважнее.
- Ты знаешь Рей?
Блёклая тень, которая когда-то была Финном на мгновение словно вернула себе утраченные краски.  Кожа снова стала коричневой, глаза - угольно-черными. Даже потертая куртка, небрежно накинутая на плечи, перестала быть серой.
- А По? Ты знаешь его? Лею? Хана? Хан...он...
Воспоминания нахлынули волной и Финн задохнулся бы, если бы мог. Его тело, неподвижно вытянувшееся на больничной койке, дернулось, подключенные к телу аппараты мигнули экранами, показывая всплеск жизненной активности, но почти сразу же снова вернулись к обычным показателям.
"Хан погиб..." - этого Финн так и не смог произнести. Это была вторая смерть, которую Восемьдесят седьмой не мог и не хотел принять. Сначала Мазила - это было больно, потом и Хан - больнее в разы. В разы нелепее. Если бы у него, Финна был отец...
Был бы он похож на Хана? Хотелось бы. Очень хотелось. А ведь раньше он совсем не думал о тех людях, которыми были его родители, не мог даже вспомнить о жизни с ними. А теперь вместо лица своего настоящего отца он видит только лицо Хана. И от этого только больнее понимать, что погиб Соло от руки своего собственного сына.
О, Финн хотел бы, чтобы Кайло понял, что совершил, чтобы почувствовал... Но как? Даже умирая, это чудовище не поймет того, насколько он был бесчеловечен. Значит, смерть не решает проблем? Что же тогда? Как открываются слепые глаза и где это происходит?
Финн потянулся к голосу:
- Я могу тебя увидеть?

+2

4

Временами нужно преодолевать собственные эмоции, переступать через них, становиться сильнее обстоятельств, кажущихся непреодолимыми. Тебе ли не знать, какого это, Оби-Ван? Скольких ты потерял на протяжении своей жизни? Сколько раз приходилось душить в себе отчаяние, дабы найти сил идти дальше? Найти силы, чтобы не переломать собственные принципы, которые не сумели спасти дорогих сердцу. И до сих пор же находил, и ничего с тобой не случилось. Значит и с другими поделиться неоценимым опытом сможешь.
- Я не знаю Рей, но знал Хана. Мне очень жаль. - ты помнишь кореллианца, который помог вам с Люком, помог всем повстанцам. Мысль о его смерти еще несколько секунд занимала мысли прежде, чем ты вновь разогнал череду не своих воспоминаний. Они приходят и приходят, словно сама Сила желает, чтобы ты знал как можно больше. Для чего? Ответа не последовало, лишь новое воспоминание, от чего хочется раздраженно сказать мирозданию "хватит". Жалко, что не можешь, ведь ты существуешь не в той форме, дабы диктовать Силе свои условия. Словно раньше когда-то мог.
Некоторое время молчишь, наблюдая за Финном, словно про себя что-то решая. Важное или неважное, но решение было принято уже давно. Бросить парня умирать просто нельзя, он имеет шанс выжить. Если справится со своими эмоциями, если сможет не зацикливаться на своем горе. От Финна зависело намного больше, нежели от тебя Кеноби, но ты все равно еще даже не начал свою терапию. Тебя даже не послушали, и продолжают изо всех сил сопротивляться возможности жить. Глупо, не правда ли? Впрочем, временами смерть кажется предпочтительней несении бремени. Финну его предстоит нести, непременно предстоит, и только так он сможет совершить хоть что-нибудь стоящее.
- Откройся мне. - просишь его, ибо прорваться сквозь поток чужих мыслей не получается, тем более, своих не меньше, - Прекрати думать буквально на минуту. - странная просьба, но зато позволяет сделать то, чтобы все выглядело более удобно вам обоим.
Больше не говоришь ни слова, словно впервые за долгое время наслаждаясь тишиной. Могло сложиться ошибочное мнение, будто бы ты покинул своего нового знакомого, но туман же постепенно уходит. Он проясняет картину, снимает оковы, позволяет подняться. Странная возможность увидеть себя со стороны, если того так хочется, и убедится, что ты точно умираешь. Еще есть возможность увидеть тебя, Оби-Ван, стоящего в трех шагах от пострадавшего с видом спокойным, даже излишне серьезным. Словно сейчас ругать начнешь своего нового подопечного, но ничего подобного. Твоя задача исполнить желание Силы, исполнить свой джедайский долг — спасти Финна. Даже, если он этого не хочет.
- Ты должен бороться, Финн. - движением головы указываешь на его же тело, - Или ты умрешь. - почти естественный итог всех возможных страданий, но такой неподходящий. Наконец-то сдвинувшись с места, делаешь шаг навстречу парню, слегка улыбаясь, по-привычке снисходительно, и даже мягко. - Меня зовут Оби-Ван. Если хочешь, можешь называть меня Беном. - эти имена оба принадлежат тебя, но словно принадлежат двум разным личностям. Отчасти так оно и есть, ведь твоя жизнь четко разделилась на "до" и "после". Времени на размышления не было, тем более, что так каких-то странных воспоминаний становилось больше, от чего ты временами хмурился, будто бы от головной боли.
- Я могу помочь тебе справиться с этим, но только, если ты захочешь. Если ты откроешься Силе, а в твоем случае это не невозможно. - невозмутимо повторяешь свою просьбу в который раз, рассчитывая, что на одном из повторений смысл твоих слов все-таки дойдет до Финна. Винил ли ты его за реакцию? Нисколько, ибо очень трудно принять себя нового, трудно справиться со всем, что навалилось, будучи совершенно неготовым к таким перипетиям судьбы. Оружие не должно делать выбор, а Финн его сделал, и может сделать его сейчас.

+2

5

Финн удивлен и растерян. Имя человека, которого он видит перед собой, кажется знакомым, но как, откуда и почему - ответа нет.
Совсем недавно бывший штурмовик понял, как, на самом деле, мало он знает о жизни. Жизнь больше, чем Старкиллер, больше чем тренировочная база Первого Ордена, больше чем-то либо, что еще до недавнего времени мог вообразить себе парень без имени  и прошлого.
Он подходит ближе, всего на пару шагов - на большее не решается, и молчит, хотя вопросов столько, что, кажется, он бы лопнул, будь это возможно.
А еще он молчит потому, что не знает, хочет ли жить. И зачем ему вообще жить? Что он может, кроме как метко стрелять и при этом не думать, куда и в кого? Существовать ради войны Финн не желает. Быть оружием в чьих-то руках, ступенью на пути к вершинам амбиции? Нет.
Финн не настолько циничен, чтобы не видеть разницы между Первым Орденом и Сопротивлением. В Сопротивлении не прячут лица. Обычные, простые, улыбающиеся лица, но смог бы он по-настоящему стать одним из них?
Однажды, уже в самом конце их подготовки и перед началом первой настоящей миссии, которая стала для Восемьдесят седьмого последней, один бывалый штурмовик (он был действительно неплох, если смог дотянуть до тридцати!) сказал вчерашнему кадету странную вещь:
- Ты всегда будешь изгоем, - вот что сказал он.
Девятка, Зеро и даже Мазила смеялись над этими словами так, словно ветеран рассказал какой-то жутко остроумный анекдот. Да, они не нарушили субординации своим весельем, потому что были без шлемов, но все равно их тогда быстро разогнал офицер-куратор. Слишком быстро, чтобы Восемьдесят седьмой смог по-настоящему задуматься над словами бывалого штурмовика и воспринять их как что-то большее, чем обычная насмешка, возможно даже, как пророчество.
Теперь же отчаяние шептало голосом того самого штурмовика:
- Зачем тебе это нужно? Ты всегда будешь изгоем. Считаешь, что кому-то нужен? Тебе поздно быть наивным, FN-2187. ради кого ты хочешь бороться? Рей, По, генерал Органа - они все и каждый по отдельности достаточно сильны, чтобы идти своим путем, а об тебя бы они лишь спотыкались. Ты изгой, FN-2187. Для людей из Сопротивления ты - вражеский выкормыш, одним своим видом ты будешь лишь пробуждать в них ненависть. Ты бесполезен, FN-2187. Все, на что ты был годен - пойти в атаку и умереть как можно быстрее во славу Первого Ордена, но даже это оказалось тебе не под силу. Ты трус, FN-2187. Не выполнил приказ, испугался наказания, сбежал, прикрываясь благим делом, разве нет?
Финн хотел было возразить, но сил не было.
Отчаяние материализовалось в фигуру штурмовика. Сначала Финн подумал, что это тот самый, бывалый, но нет - по белоснежным доспехам без остановки текла неестественно яркая кровь. Штурмовик снял шлем - под безликой маской скрывалось мертвенно-бледное лицо Мазилы. Его карие глаза были тусклыми и печальными, мертвый кадет выглядел таким растерянным, что казалось, он даже после смерти не понял того, что с ним произошло.
- А знаешь, я хотел увидеть так много. Я мечтал об этом. Почему я вижу лишь темноту?
Финн больше не чувствовал рядом Оби-Вана, хотя тот был совсем рядом. Он видел лишь призрак своей вины.
- Ты ведь знаешь, я не справлюсь один. Почему ты оставил меня? Пойдем вместе, потому что я не знаю, куда мне идти. Капитан Фазма наверняка опять будет недовольна. Мы еще не пропустили обед? Девятка говорил, что будут давать что-то дополнительное перед отправкой. Как думаешь, что?
Парень сделал маленький шажок в сторону от Бена, ближе к Мазиле, призрак которого стал более плотным, а тонкие бледные губы мертвеца тронула едва заметная, но такая знакомая простодушная улыбка.
- Нас отправляют на настоящее задание, наконец-то! Я рад, что мы опять в одной группе, потому что один я не справлюсь и снова что-нибудь сделаю не так.
"Но... ты же... умер!" - Финн открыл рот, однако не смог издать ни одного звука. Казалось, все перепуталось настолько, что уже невозможно было понять, за что можно уцепиться, чтобы вынырнуть из этого кошмара. Он слишком виноват перед Мазилой. Виноват, что не уберег. Эта вина, как магнитом тянула его к краю бездны, и сил на сопротивление не оставалось. Поддаться отчаянию, поддаться вине, поддаться и сделать последний шаг, который разделяет его и Мазилу и прекратить все, одним махом, но Финн замешкался. Нет, он не хочет уходить. Не хочет, чтобы всё прекращалось. Мазилу и Хана уже не  вернуть, но Финн ещё сможет сделать что-то для того, чтобы людям не приходилось больше умирать. Может быть, не сразу, но сможет.
Он попятился назад: первые шаги давались с огромным трудом - слишком близко парень подошел к краю бездны. Мазила больше ничего не говорил, просто стоял и молчал. Снова грустный и растерянный, беспомощный и одинокий, в своей испачканной кровью броне. Сердце Финна защемило от боли и вины.
- Прости, - едва слышно прошептал Финн, - Мы с тобой еще успеем до отправки и капитан не будет возражать. Подожди меня немного.
Показалось Финну или нет, но призрак Мазилы слова улыбался, истаивая.
Парень дышал так тяжело, словно последние пару часов убегал от разъяренного голодного хищника, хотя на самом деле никуда не двигался, ни в пространстве, ни во времени. Жажда жизни, проснувшаяся в нем была такой огромной, что могла бы вместить галактику. Финн потер лицо руками, словно просыпаясь - он хотел жить и это было самое сильное его желание. Жить ради себя, ради друзей, ради того, чтобы хоть на шаг приблизить населенные миры к покою и благоденствию.
- Оби-Ван, Бен! Я хочу... хочу жить, помоги мне!
Финн потянулся к своему последнему оставшемуся собеседнику всем своим существом - руками, сердцем, душой - желая открыть, как сильно его желание жить - намного сильнее вины, отчаяния и неуверенности, которые никуда не делись, но словно тени, стали короче от яркого солнца.
- Скажи, что мне сделать?

+2

6

Ты ждешь, Оби-Ван, и готов ждать долго, практически веками, ведь время в Силе ощущается совершенно по-другому. Находиться на некой иной границе существования разума довольно интересно, но постепенно лишает возможности вспомнить  какого это быть живым. По-настоящему. Это сродни тому чувству, которое было вначале, когда отчаянно хотелось дышать, пусть необходимость отпала уже давно. Странное чувство, оно порождает догадки, к которым прийти несложно. Сила желает твоего возвращения, а еще она привела тебя к этому парню. Ведь, по идее, оказаться ты мог перед Люком, принцессой Леей, или кем-либо другим, кого знал при жизни, и кем дорожил. Финна совершенно же не знаешь, не знаешь его способностей, потенциала, только видения, которые периодически заполняют образовавшиеся пробелы.
Но, вся беда была в том, что Финн не мог ждать долго, и, если он не примет помощь, то, скорее всего, погибнет. Он вновь не отвечает на твои слова, уходит в собственные воспоминания, свидетелем который ты становишься невольно. Не вмешиваешься, даешь ему выбор. Выбор всегда должен быть, сейчас же от него зависела дальнейшая судьба бывшего штурмовика. Он мог уйти к своим братьям, мог поддаться пагубному чувству вины, слишком знакомому тебе, Оби-Ван. Знали бы только окружающие, насколько тяжело переступать через все, двигаться дальше, потому что знаешь, что или ты исполнишь свой долг, или больше ничего не останется. Предаваться грустным воспоминаниям можно потом, не тогда, когда от тебя еще что-то зависит, когда ты что-то можешь изменить. Кажется, именно этому учат джедая — исполнять свое предназначение невзирая ни на что, не давать эмоциям руководить решениями. Вина как раз из таких эмоций, она способна оттащить любого назад, она первый предвестник Тьмы.
Но, в случае с твоим новым знакомым, не Темнота была опасна, а иное. Впрочем, все равно мирно ждешь, наблюдая за сценой перед собой. Никогда бы не подумал, никогда не заглядывал в такие линии жизни. Ты дал толчок, Кеноби, он же должен или воспользоваться им, или отказаться. Выбор, все упирается него.

...и он его делает. От чего сознание парня наполняется ярким светом, стремлением к жизни, которое ты замечаешь, и которое приносит долю утешения. На мгновение ты решил, что Финн уйдет, на мгновение ты мог его отпустить. Сейчас же не сдерживаешь улыбки, смотря на собеседника, жаждущего перемен. В первую очередь, перемен с собственным телом, не желающим исцеляться от попыток медиков. Продолжишь все оно так, как было еще минуту назад, то ничего не помогло бы. Теперь видения исчезли, везде стало поразительно светло, будто резко засветило еще одно Солнце. Ты же продолжаешь смотреть на Финна со смесью одобрения, высказанной в мягкой улыбке.
- Сила. - коротко и ясно, впрочем, только тебе одному, поэтому выдерживая секундную паузу, добавляешь, - Она поможет тебе.
Делаешь к нему несколько шагов, огибаешь его по кругу, словно внезапно захотелось совершить хоть какое-то действие, выйти из состояния спокойствия, в котором пребывал. От подобного чувства зарождается зерно беспокойства, ибо ты искренне не понимал, какого возникают подобные стремления. Потом о себе подумаешь, подумай сначала о Восемьдесят Седьмом.
- Ты знаешь, что джедаи могли использовать Силу, дабы ускорять регенерацию ран? При должном умении, и связи с Силой, мастер был способен исцелить серьезные ранения, как свои, так и других. Проще говоря, целительство. - голос приобрел нотки, присущие личности, привыкшей делать короткие экскурсы, привыкшей обучать других. - Я научу тебя этой способности. Для этого ты должен впустить в себя Силу, чего ты в упор делать не желаешь. - не удержался от замечания, строго, без тени раздражения - Сила не просто окружает все живое, она насыщает его, и тебя в том числе. Если ты сумеешь сконцентрироваться, то почувствуешь свою связь с Нею. Попробуй! Ты должен дышать ею, существовать в ней, чувствовать малейшее колебание. Почувствовать, как Сила исцеляет раны твои раны. - отчасти, все было несколько сложнее, требовало тренировок и медитаций, но ты почему-то был уверен, что Финна получится. Возможно, не с первого раза, но раз уж тебе выпала роль, то, будь добр, повторяй хоть по десять раз,  только бы был результат.

+2

7

Финн растерялся. Сложно сказать, на что именно он рассчитывал, когда просил помощи у Бена. Что тот покажет какой-то чудо-фокус и все необъяснимым образом станет хорошо? Вообще-то вполне обычное, нормальное желание любого человека - найти кого-то, кто все сделает за тебя. Сложно сказать, насколько близко это было Финну - он никогда не ждал от кого-либо помощи и даже не думал о том, чтобы искать ее, наоборот, всегда был сам готов придти на помощь к тому, кто в этом нуждается.
Это, скорее всего, совсем не означало того, что Финн не ожидал, где-то в глубине души, что найдется кто-то, кто будет не против если не подставить ему свое плечо, то хотя бы указать на то, обо что можно вернее всего опереться.  Поэтому, загвоздка была не в том, что Оби-Ван не сделал Финну "фокус", а в том, что сам Финн не до конца понял, что ему необходимо сделать.
Что он, в сущности, знал о Силе, о джедаях и в общем о том, о чем говорил с ним Бен? Кое-что, в рамках одобренной Первым Орденом пропаганды, а если проще и одним словом, то ни-че-го. До последнего времени это была лишь фикция, сомнительная легенда, на которую не стоило тратить времени. Выдумка, которая внезапно оказалась совершеннейшей правдой. Если бы у Финна было больше времени, чтобы узнать об этом!
Пока что все слова Бена выглядели так, словно тот пытался убедить своего внучонка в том, что сказочный Бука существует и в данный момент сидит в его шкафу.
Финн понимал, что иногда, прежде чем о чем-то узнать, стоит прежде в это поверить. Но как же сложно преодолеть себя и собственноручно разрушить стену в сознании, возведенную, хоть и не тобой, но при твоем абсолютном попустительстве!
Верил ли Финн Бену? Он хотел поверить, но каждый раз, когда казалось что вот, всё, последнее сомнение преодолено, на поверхность сознания всплывали новые вопросы и возражения, уводящие Финна куда-то в сторону, не дающие осознать полностью то, чего хотел от него Оби-Ван.
Наконец, Финн решил, что пора перестать бороться с собой. Просто сказал себе: "Хватит!" и смел все свои "но", как сметают со стола крошки от хлеба - не по одной, а все разом, единым движением руки, очищая поверхность от ненужного мусора.
"Бен сказал, что нужно сосредоточиться. Нет, сконцентрироваться."
Финн замер и постепенно его мысли, носившиеся, как всполошенные туки, успокоились и улеглись. Опал туман, открывая пока что пустынный горизонт, однотонный и ровный, но с намеком на то, что где-то там, за его пределами готовится взойти новая звезда.
Финн не знал, чего ждать, а потому не ждал ничего, хоть и чувствовал, что что-то неуловимо меняется, в нем и вокруг него. Самые важные вещи обычно случаются внезапно, а потому, неожиданно для себя, парень вдруг увидел... себя же. Таким, каков он был на самом деле - не бледный призрак, бродящий в пустыне своей вины и сомнений, а тело, вытянутое на медицинском ложе, прикрытое тонкой простыней. Финн отстраненно удивился тому, каким беспомощным он сейчас кажется.  Его щеки впали, руки, лежащие поверх простыни казались тонкими, от этого кисти рук выглядели неестественно крупными, кожа поблекла и у нее появился серый оттенок, губы были почти бесцветными и вероятно постоянно шелушились - не парень, картинка. Из ужастика. Что поделать - болезнь никого не красит.
Но общий бледный вид собственной тушки быстро перестал занимать Финна, потому что он разглядел - или ему так показалось - какое-то поле, которое можно было сравнить с покрывалом или коконом, в которое был заключен не только лежащий в медицинском отсеке на Ди'Куаре Финн, но и все предметы, что его там окружали.
Финн отчаянно потер глаза - что это такое он сейчас увидел!? - и видение пропало. Парень растерянно посмотрел на Бена, ожидая от него объяснений.

+2

8

Нельзя обучить мастерству владения Силой за несколько минут, за час, особенно тому, кто был к этому совершенно неготов. Финн был именно неготов, незнаком, и принять новую действительность становилось делом сложным. В таких случаях нет стопроцентной уверенности в успехе задуманного плана, но ведь ты здесь, ты веришь в парня. Даже несмотря на то, что парень по возрасту не подходит для обучения, он вообще никоим образом не связан с джедаями, а еще ему очень трудно поверить в существование Силы. Нельзя взять и убедить, нужно почувствовать самому, стать её частью. Только так можно добиться результата. Если бы у вас было больше времени, Кеноби, все бы было немного проще, но сейчас вопрос стоит о жизни Финна. Увы, но, если он не сможет помочь себе, то вероятнее всего не проснется более никогда.
Адепты Силы могут посвятить годы тренировкам по исцелению, дабы добиться хорошего результата. Если бы парень не был настолько слаб, ты бы мог попытаться вселиться в него, направить, но, затея эта рискованна в силу выше описанных причин. Рисковать не хотелось, оставалось лишь верить. Верно, ты веришь в Восемьдесят Седьмого, хотя бы из той простой причины, что находишься рядом с ним, что пробудился после долго сна. Сила вернула тебя, Оби-Ван, а у тебя не было ни единой причины не верить ей. Все-таки сам предлагал своего новому подопечному ощутить и принять, так посему самому отрицать бессмысленно.  Отчаянные меры предпринимать не хотелось. Оставалось ждать, наблюдать за попытками сосредоточиться на внутреннем мире Финном. Немного хмуришься, когда он открывает глаза, смотрит вопросительно, ожидает твоих пояснений. Следовало бы дать ему еще попытку, впрочем, ты её дашь, просто внеся некоторые коррективы. Попробуешь более четко обозначить направление движения.
- Сила. Ты окружен ею. - как бы не знакомо за весь разговор не звучали эти слова, ты продолжал их повторять, - Ты увидел ее, это уже прогресс. Не бросай попыток, Финн. За один раз вряд ли получится. Выдохни и закрой глаза, - спокойно говоришь ему, - Сила вокруг тебя, нужно лишь протянуть руку и коснуться ее, понять, что она во всем, даже в тебе. Прикоснись. Она с кровью течет по твоим венам, вместе с сухим воздухом наполняет твои легкие. - чтобы помочь ему сконцентрироваться, направляешь, словами рисуешь нужные картинки в его сознании, которые помогут ему понять чуть лучше, вдруг поможет, - Представь, будто она, двигаясь в тебе, излечивает твои раны, восстанавливает тело. Свет льется по тебе, беря начало от самой Вселенной, частью которой ты являешься. - сам не понимаешь до конца, упрощаешь или усложняешь сложную технику исцеления, но ведь Финн должен лечить сам себя, что уже намного проще. Наверное. Вновь наблюдаешь за потугами подопечного, который всеми силами старается сделать так, как ты ему говоришь. Он хочет жить, он нашел в себе смысл дальнейшего существования, только вот ужасное ранение не позволяет реализовать вернувшиеся желание действовать.
- Парень, просто пожелай этого. Точно так же, как пожелал жить вначале. Заставь Силу, которую ты видишь и все-таки чувствуешь, откликнуться. Убеди её в том, что тебе еще не пора к мертвым. - спустя паузу добавляешь, сухо, чуть более громко, словно внезапно отложил объяснение простых истин на потом. В конце концов, торопиться следовало, если "потом" для Финна наступит, то ты ему много сможешь рассказать. Благо опыт в подобном имеется у магистра Ордена немалый. Невольно чувствуешь, как Сила отзывается вокруг, в тебе самом, словно идет рябью. Это хороший знак.

+2

9

Финн слушал Бена внимательно и суть произошедшего разворачивалась перед ним, как рулон ткани. То, что совсем недавно было всего лишь словами, обрастало смыслом, материальным даже здесь, где все было под вопросом.
Так вот она какая, Сила. Он был поражен, но больше не испытывал сомнений, даже малейших, не спрашивал себя "почему я", потому что по-настоящему сомневаться не умел. Финну никогда не предлагали опций, для него не существовало варианта "не могу", только "должен", что, в данном случае, было хорошо, потому что никакие сомнения, даже малейшие, не отвлекали больше от цели, которую парень видел так же четко, как видел Бена.
Финн послушно закрыл глаза, и очистил сознание, что оказалось делом неожиданно легким - возможно, сказывались прошлые тренировки на учебной базе. Он уже знал, что должно произойти, поэтому был готов ко всему.
Ничего страшного, в общем-то не случилось, Финн действительно увидел то, о чем говорил Бен. Он у видел течение Силы, увидел ее во всем, что окружало его, и в своем теле тоже.
Увидел Финн и свою рану, немного не так, как если бы смотрел на собственную спину с помощью зеркала, но сомнений в том, что извилистая, похожая на разлом в земной коре полоса, перечеркнувшая спину, именно след от меча Кайло Рена, не было ни малейших. Что вызывало удивление и озабоченность, так это то, почему Сила обходит место ранения, как будто что-то отталкивает ее, не позволяя вмешаться в лечение.
Финн растерялся, не понимая, почему так происходит. Почему его спина так медленно заживала до сих пор?
Сначала нерешительно, осторожно, парень потянулся к Силе, представляя как она растворяет отмершие ткани и бережно соединяет между собой участки мышечной ткани. Но ничего не произошло. Однако отклик Силы Финн все же почувствовал в том, что ясно понял, отчего не мог придти в себя раньше и отчего, даже не смотря на все усилия врачей, заживление раны от меча протекало так медленно. Виной всему был сам Финн - слишком зациклившийся на своей вине и сомнениях, он собственноручно убивал себя, даже не представляя, что именно делает. Парень на мгновение даже испугался - если бы не Оби-Ван, он точно загубил бы себя! Испуг сменился стыдом и внезапные эмоции сбили настрой, но ненадолго. Финн снова собрался и потянулся к Силе, открылся ей, доказывая, что он более не слаб настолько, чтобы пытаться убить себя, чтобы бросить тех, кого любит, кем дорожит только потому, что не в состоянии выносить себя.
Сила была словно теплые объятия матери, она помогала Финну и направляла поначалу, когда он только пытался подступиться к собственной ране. Парень снова смог увидеть, как исчезает отмершая плоть и рана постепенно очищается, но теперь это происходило на самом деле, не так быстро как хотелось Финну, но намного быстрее, чем раньше.
Трудно было не только направлять Силу, но и чувствовать все, что творится с телом. Раньше блуждания в тумане отвлекали Финна. Он был отдельно, а его многострадальная тушка - как бы сама по себе. Теперь же ощущения вернулись и Финн скрипел зубами остро чувствуя все болевые сигналы, которыми оголенные и очищенные от отмерших частиц нервы вопили мозгу о необходимости незамедлительных действий. Температура лежащего на медицинском ложе Финна резко подскочила, а на посеревших висках выступил пот.
Финн, наблюдавший за этим со стороны испугался и отступил:
- Что происходит? Мне... хуже? Я что-то делаю не так?

+2


Вы здесь » Crossover: the place beyond the pines » Здесь и сейчас » [VI.34ABY] ghost at the end of the tunnel


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC